Вячеслав Ванеев и Петр Шкуматов на Русской службе новостей

Опубликовано 17 Май 2014 
Рубрики: Новости

 

Петр Шкуматов и Вячеслав Ванеев
Вчера Вячеслава Ванеева радиоканал Русская служба новостей пригласил принять участие в дискуссии с Петром Шкуматовым, лидером движения Синие ведерки. Тема программы «Нужно нам или не нужно электронное голосование, при проведении выборов в общественные, муниципальные и государственные структуры». В команду Вячеслава Ванеева входил легендарный журналист Леонид Сладков, и юрист Надежда Ларгина.

Примечание:

1. Надежда Алексеевна Ларгина — помощник депутата В. Ванеева, руководитель общественной приёмной, юрист.

2. Леонид Сладков – один из самых легендарных журналистов Советской и Российской печати. Основатель и редактор кроссвордов «777», «Тёщин язык», «Поле чудес» и т.д. Большой коллекционер автографов знаменитых людей советской эпохи.

3. Шкуматов Пётр Михайлович (род. 26 января 1979, Москва) — координатор движения «Общество Синих Ведёрок», которое образовалось в апреле 2010 года, популярный блогер. Один из учредителей «Лиги избирателей», созданной в январе 2012 года.  В число учредителей Лиги вошли шестнадцать человек, в том числе телеведущий Леонид Парфенов, блогеры Рустем Адагамов и Илья Варламов, писатель Григорий Чхартишвили (Борис Акунин), писатель Дмитрий Быков, музыкант Юрий Шевчук, журналист Ольга Романова.

Журнал «Русский репортёр» в сентябре 2011 года включил Шкуматова в список «10 самых авторитетных общественников России» за «организацию самого массового общественного движения страны». По данным издания, за полтора года существования были «зарегистрированы более 10 тысяч участников» ОСВ. В СМИ «Синие ведерки» назвали «одним из самых популярных интернет-проектов», а самого Шкуматова — «одним из самых популярных блогеров».

Надежда Ларгина и Леонид Сладков на радио Русская служба новостей

Команда Вячеслава Ванеева: Надежда Ларгина и Леонид Сладков на радио Русская служба новостей

Русская служба новостей. Пётр Шкуматов, Игорь Измайлов, Вячеслав Ванеев.

Русская служба новостей. После эфира. Пётр Шкуматов, Игорь Измайлов, Вячеслав Ванеев.

Вячеслав Ванеев и Петр Шкуматов на Русской службе новостей

Русская служба новостей. После эфира. Вячеслав Ванеев и Пётр Шкуматов.

Стенограмма эфира программы «Своя правда» на радио Русская служба новостей:

И. ИЗМАЙЛОВ: Добрый вечер. Сегодня будем говорить о том, что правоохранительные органы возражают против введения запрета на использование чиновниками спецсигналов на дорогах страны. За него проголосовало сто тысяч наших сограждан на сайте «Российской общественной инициативы». Сегодня поступило пояснение. Российские чиновники не будут лишены права использовать спецсигналы на своих автомобилях. Эксперная рабочая группа федерального уровня, рассмотревшая соответствующую петицию, которая набрала свыше ста тысяч голосов, не сочла необходимым начать разработку соответствующего законопроекта. Авторы петиции предлагали сохранить право приоритетного проезда только для автомобилей оперативных служб. Это полиция, скорая помощь, МЧС при исполнении. «Предмета законодательного регулирования данная инициатива не имеет в соответствии с регламентом рабочей группы, а это означает, что мы не можем рекомендовать правительству рассмотреть эту инициативу на предмет законодательного обеспечения», — заявил министр по делам открытого правительства Михаил Абызов, подводя итоги обсуждения. Сегодня в студии координатор движения «Синих ведёрок» Пётр Шкуматов, заместитель председателя правления Всероссийской общественной организации «Право на оружие» Вячеслав Ванеев. Он собирал в своё время сто тысяч подписей. По традиции, в начале программы послушаем позиции каждого из наших гостей, и проведём голосование.

П. ШКУМАТОВ: К сожалению, вчера наша инициатива, которая собрала сто тысяч подписей граждан, ставшая одной из четырёх, которые подтвердили свою актуальность, не прошла экспертный совет при «Открытом правительстве». Тем самым, она стала одной из трёх инициатив, которые не получили должной оценки со стороны власти. Это очень печально, потому что инструменты прямой демократии, о которых писал Владимир Путин в своей статье «Демократия и качество государства», очень важны для того, чтобы, во-первых, выявлять противоречия в обществе, а также ликвидировать эти противоречия цивилизованным способом. Сейчас сложилась ситуация, когда способ современной прямой демократии, один из самых современных в мире, который был предложен Путиным, сайт «Российской общественной инициативы» самый удачный в этом смысле, получился блином комом. Те инициативы, которые действительно волнуют граждан Российской Федерации, не находят понимания у чиновников. Я считаю, что именно Владимир Путин должен вмешаться в деятельность своего детища, а сайт создан по его указу, и простимулировать чиновников, чтобы они начали работать и слышать граждан, которыми, как им кажется, они управляют.

В. ВАНЕЕВ: Любая обратная связь между правительством и народом полезна. Да, действительно, на «Российской общественной инициативе» за всю почти годичную историю существования этого проекта, только четыре предложения из народа прошли стотысячный рубеж, из этих четырёх инициатив прошла только одна. Хорошая она, плохая ли, эта инициатива является выразителем мнения только определённой группы населения, которые хотят видеть свой дом как крепость, хотят чувствовать себя дома в безопасности. Другой вопрос, нравится ли это нашим оппонентам или нет, давайте обсуждать. Но любая возможность для народа высказать свои пожелания правительству, а правительство имеет возможность услышать чаяния своего населения, только в этом случае мы можем создать счастливую, стабильную, спокойную и, я не побоюсь этого слова, богатую жизнь.

И. ИЗМАЙЛОВ: Результаты голосования следующие: 83,3% поддерживают Петра Шкуматова, 16,7% поддерживают Вячеслава Ванеева. Вячеслав Владимирович, расскажите как Вы собирали свои сто тысяч подписей, сложно ли это было сделать, ожидали ли вы реакции. Собирали ли с целью добиться или так, донести своё мнение, были ли удивлены, что Ваша инициатива преобразовалась в законодательную норму?

В. ВАНЕЕВ: Позиция нашей организации, моя позиция как заместителя председателя в том, что если мы участвуем, то мы должны делать всё професионально и достигать своих целей. Если не достигать целей, зачем ввязываться в борьбу и зачем тратить своё время и отвлекать время наших таких уважаемых визави как власти. Мы обратили внимание на то, что огромное количество идей гуляет в народе. Огромное количество людей хотят, чтобы эти идеи воплотились в законопроектах для улучшения своей жизни. К сожалению, этого мало. Для того, чтобы эти идеи воплотить в жизнь, их нужно, как минимум, грамотно сформулировать, продумать как эти идеи воплощать. И, что самое главное, как можно больше популизировать, чтобы поддержало как можно больше граждан. Я считаю, что в данном случае, это заслуга председателя нашей организации Марии Бутиной, она сейчас балатируется в члены Общественной палаты через интернет-голосование. Больше её заслуга в том, что она сделала это правильно, правильно организовала. Что туда входило? Не только формулирование, не только мобилизация своих членов, но правильная агитация по всем направлениям. Это проведение круглых столов, уличных акций, причём всё в соответствии с законом. У нас не было ни одного прецедента, даже замечания, что что-то не так. Это огромное количество тех листовок, которое мы отпечатали, что самое интересное, копеечное дело. Причём агитацию нужно проводить не только в начале, но и на протяжении всего периода. Мы даже собрали намного раньше.

И. ИЗМАЙЛОВ: Если бы не поддержали Вашу инициативу?

В. ВАНЕЕВ: Если бы не поддержали, мы уже выиграли, потому что огромное количество людей просто физически услышало нашу позицию. Например, бытует неправильное мнение в обществе, что доктрина «мой дом – моя крепость» связана с оружием. В данной инициативе вообще нет упоминания оружия. Данная инициатива говорит только о том, что находясь у себя дома, или находясь в гостиничном номере, в купе поезда или на даче, я имею право на своей территории в случае нападения, неправомерных действий других лиц, если взламывают дверь, я могу оказывать им сопротивление любыми способами. Грубо выражаясь, взять табуретку.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вас поддержали. Прецедент есть. Из четырёх инициатив одна прошла, не знаю можно считать это успешным, неуспешным. Пётр, Вы говорите, что должен Путин вмешаться.

П. ШКУМАТОВ: Я поясню, почему так недоволен. Я поддержу мнение, что сам сайт «Российской общественной инициативы» прекрасный, замечательный инструмент, который может и должен использоваться нашим обществом для того, чтобы заявлять свои интересы. Я напомню, с чего начался сайт. Он начался с программного обращения Владимира Путина в газете «Коммерсант». Он написал статью «Демократия и качество государства». Владимир Путин написал, я цитирую: «Устойчивое развитие общества не возможно без дееспособного государства, а подлинная демократия – это непременное условие построения государства, нацеленного на служение интересам общества». То есть посредством сайта «Российской общественной инициативы» предполагалось, что общество и должно заявить собственные интересы. Действительно, за один год там было больше трёх тысяч инициатив и только четыре инициативы прошли фильтр в сто тысяч. Я очень горжусь тем, что одна из этих четырёх инициатив наша – по отмене спецсигналов на машинах чиновников. Как нам вчера говорили на экспертной группе то, что проблема не актуальна, что она интересует кучку энтузиастов, которые живут в пределах Бульварного кольца, это, конечно же, такие плевки в наш адрес. Но сам факт того, что есть сто тысяч аутентифицированных голосов наших граждан, говорит о том, что эта проблема актуальна. С точки зрения этой программной статьи Путина, государство должно отнестись к этим четырём инициативам максимально бережно и аккуратно. Это первые ростки гражданского общества, гражданской платформы и собственно демократии в нашей стране. Сейчас получилась такая ситуация, что один-два-три человека, которые собрались в Доме правительства, могут взять и дёрнуть ручку спуска воды. И туда, в канализацию, уйдут все сто тысяч голосов тех людей, которые так тяжело доставались и собирались. Опять же, вот вы раздавали листовки, мы активно, вот именно в оффлайн не принимали такого участия, но мы тоже под конец раздали двадцать тысяч листовок, которые призывали голосовать за нашу и ещё другие инициативы. Ещё наша же инициатива, которая говорила о том, что необходимо принимать записи с видеорегистраторов в качестве доказательства правонарушения, собрала 83 тысячи голосов. Идей много. Народ, наши граждане надеялись на то, что государство их услышит. Что хотя бы эти редкие, незначительные инициативы — это первые шаги ребёнка. Они будут очень тщательно, очень бережно и очень аккуратно разобраны.

И. ИЗМАЙЛОВ: А если бы ситуация повернулась таким образом, что внесли бы без обсуждения в Госдуму. «Ребята, вот инициатива, рассмотрите, пожалуйста», серьёзно те бы рассмотрели, но всё равно не приняли бы. Это было бы лучше?

П. ШКУМАТОВ: Это было бы лучше, конечно. Это было бы, во-первых, реализацией обещания, не обещания, а заявления, скажем так, Владимира Путина о том, что инициатива, собравшая сто тысяч голосов, должна быть рассмотрена в парламенте не какой-то экспертной группой, непонятно из кого состоящей, а именно конкретно в парламенте. И да, допустим, парламент собирается, он принимает некое решение, и вполне серьёзно голосует, и, возможно, отвергает эту инициативу. Да, в этом случае это уже принимается как данность. И на следующих выборах мы можем уже повлиять на состав парламента, который проголосовал вот так вот, и добиться решения уже в новом составе парламента и новыми депутатами. Но, когда это принимается колуарно, тихонько, в курилке, это всё абсолютно дезавуирует саму идею прямой демократии.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вот, казалось бы, внести в парламент, рассмотреть, но хотя бы обратить внимание на то, что происходит, Вячеслав Владимирович, даже этого не произошло. Действительно, зачем тогда всё это надо, зачем какие-то инициативы, что-то собирать? Встретились несколько министров или один министр с рабочей группой, подумали, сказали это не нужно нашему народу.

В. ВАНЕЕВ: Для начала сделаю ремарочку. Инициативе «мой дом – моя крепость» также дали негативную оценку и прокуратура, и МВД, но, тем не менее, шестнадцатью голосами против двоих в рамках рабочей группы, которую возглавляет господин Абызов, эта идея поддержана. Хотел бы добавить, что даже там до последнего изменить ситуацию мы смогли вот на этом заседании рабочей группы.

И. ИЗМАЙЛОВ: А Вас пригласили?

В. ВАНЕЕВ: Пригласили. Была Мария Бутина и пригласили ряд её помощников.

И. ИЗМАЙЛОВ: Пётр, а Вы тоже вчера были на рабочей группе? Как это происходило? Даже протокольный интерес. Встретились, сказали «зрасьте, мы получили вашу инициативу, но мы думаем вот то-то», или вас просили доложить, объяснить?

П. ШКУМАТОВ: Да, пригласили. Происходит это, примерно следующим образом. Собирается экспертная группа, я шестнадцати человек там не насчитал, человек десять-двенадцать было. Собираются авторы инициативы, в частности, пригласили нас, формальным автором инициативы являлся Артём Пленатус, обычный автомобилист. Когда все собственно собрались, от нас попросили аргументировать, почему мы хотим отменить мигалки на машинах чиновников. Я и рассказал, почему мигалки на машинах чиновников должны отсутствовать, и почему чиновник должен быть ближе к народу. После выступили члены экспертной группы, которые, видимо у всех уже было заготовлено обращение, каждый рассказал, что мигалки на пробки не влияют, мигалок мало, поэтому проблема не актуальна и надо бы эту проблему перенести в Общественную палату, куда её и отправили. Они проголосовали. Единогласно было передано в Общественную палату, а не в правительство. Я напомню, что Общественная палата не обладает правом и инструментом для принятия решения отменить мигалки на машинах чиновников, да и в принципе воздействовать на волю президента или правительства. Это консультативный орган.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вячеслав, а у Вас какая-то дискуссия была, вопросы задавали уточняющие?

В. ВАНЕЕВ: Я могу сказать, как у нас началось голосование. По большому счёту, это ещё перед Белым домом. Мы сделали одиночные пикеты, и практически большая часть рабочей группы подходила к нам, и мы напрямую высказывали свою позицию. Ещё до того, как они вошли в Белый дом.

И. ИЗМАЙЛОВ: А как это они к Вам подходили?

В. ВАНЕЕВ: Они же проходят мимо проходной. Кто-то на машинах проскочил, и то был очень большой интерес. Мы объясняли свою позицию.

П. ШКУМАТОВ: Вячаслав, я хочу заострить внимание на том, что сам факт наличия некоей экспертной группы, пусть из шестнадцати человек, которые могут дезавуировать голоса тысяч граждан Российской Федерации, он абсурден. На самом деле, это невозможно в принципе, собрать сто тысяч голосов для неактуальной инициативы.

И. ИЗМАЙЛОВ: А эксперты одни и те же, или каждый раз разные?

В. ВАНЕЕВ: Я тоже не в курсе. Что касается позиции Петра, во-первых, оттуда, откуда взят этот пример, именно сто тысяч порог, это из американского опыта, ну и с английского. Но сто тысяч, прошу прощения, в Америке сколько проживает? Триста миллионов. А у нас сто пятдесят. Получается, что наш голос в два раза значимее. Это первое. Второе – я не согласен, что там многие не эксперты. Но, вы со мной не можете не согласиться, что даже поставив эту тему и даже когда экспертная группа отказала, будь это неправильно, ведь всё-таки народ провил какое-то волеизъявление, а уже об этом есть информационный повод. И как можно больше слоёв населения начинают задумываться над этой проблемой. И Пётр правильно сказал «ну а в следующей думе мы подумаем кого выбирать».

И. ИЗМАЙЛОВ: А чего думать-то? Про мигалки говорят последние двадцать лет. Что успешное было? То, что сняли вместо регионов флаг. Это получилось. А про мигалки как говорили, так и говорят.

П. ШКУМАТОВ: Количество мигалок резко уменьшилось, но я хотел не про мигалки. Это частный случай.

И. ИЗМАЙЛОВ: Это тот частный случай, про который говорят десятилетия. Вячаслав, Вы говорите, что на слуху, как-то позволяет обозначить проблему. Она обозначена, и меняются думы, созывы. Количество мигалок уменьшается, увеличивается, но это всё остаётся.

П. ШКУМАТОВ: Когда мы говорим на кухне, как это было при советской власти, это один был вопрос. Все знали, но все говорили совершенно другие вещи. Но когда это выходит с кухонь на определенную, хотя бы интернет-площадку, где люди начинают высказываться и проявлять свою волю, это определённый момент, снимающий тяжёлое последствие, которое тяжео сказывается на государстве. Если народ не будет говорить власти, что, извините, давайте равенство на дорогах. Ведь что такое мигалка? Это символ неравенства на дорогах. Мы требуем равенства. Мы не говорим о спецслужбах, это объективно. Что касается того, что стали прислушиваться, в своё время Циолковский говорил, когда в космос будем летать. Я хочу показать тем, что я говорю, что «Российская общественная инициатива», из инструмента прямой демократии превращается в инструмент продвижения собственных идей, инструмент пиара, площадка такая. Полезного выхлопа из того, что любая инициатива может забюрократизирована, нет конкретных сроков, когда они обязаны передать в Государственную Думу или по адресу. Они могут хоть сто лет рассматривать вашу инициативу. Прошла она экспертную группу или не прошла. Нашу вообще выкинули. Из-за того, что нет конкретики в указе президента о создании «Российской общественной инициативы», любая инициатива может быть завологичена, что и происходит. Вспомним первую инициативу по поводу ограничения стоимости приобретения автомобилей чиновниками. Она хорошая, она немного устарела, но она показывает, что люди хотят, чтобы чиновники ездили на скромных машинах, недорогих, может, на машинах отечественного производства. Тойота Камри чем их не устраивает за миллион рублей? Нет, всем БМВ 7 подавай. Получается, что такая инициатива уже сколько лежит и пылитья непонятно где. Здесь надо говорить о том, что конкретный инструмент, который нашим президентом Путиным был запланирован как инструмент прямого воздействия граждан на власть, оказался пшиком в том виде, в котором он существует.

И. ИЗМАЙЛОВ: Пётр, давайте точить этот инструмент.

В. ВАНЕЕВ: По твоему видению, это что, это саботаж решения Путина?

П. ШКУМАТОВ: Я думаю, что это очень похоже на саботаж и перетягивание одеяла. Я могу ошибаться.

И. ИЗМАЙЛОВ: Насколько эффективный инструмент для решения проблемы собрать сто тысяч голосов, может быть, он в самом начале своей жизни и позже начнет работать или он уже в зародыше как-то неправильно придуман? Вы напомнили и упомянули, что инициатива американская, но там одно, а мы издревле живем совсем по другим принципам. Может быть, это не то решение через инициативы и выборы, как-то может быть как-то по-другому, например, через местные органы самоуправления, через депутатов что-то предлагать, напрямую с Государственной думой с властью сотрудничать. В упомянутой Общественной палате сейчас идёт интернет-голосование по выдвижению, но какая-то часть общества не очень не понимает зачем нужна Общественная палата, потому что есть власть, которая за что-то отвечает, есть депутаты, которые придумывают законы, по которым живет страна. Насколько это эффективно? Может нам нужно по своим традициям жить? С другой стороны в статье Путина о демократии много тезисов и пунктов, которые не спешат реализовывать.

П.ШКУМАТОВ: Я, кстати всем рекомендую прочитать в интернете статью 2012 года Путина «Демократия и качество государства». Там написано все идеально. Я готов подписаться под каждой запятой. Путин достаточно правильно понимает, что любое общество в ходе своего развития и жизнедеятельности накапливает противоречия, то есть имеют место несоответствия между законодательной базой и реальной жизнью, желаниями и интересами общества. Для того, чтобы не происходило отрыва головы от туловища, чтобы депутаты видели, что происходит на «земле», используются разные элементы прямой демократии. Конечно, они везде реализованы по-разному, в США одно, в Англии по-другому. У нас, если опираться на программную статью Путина, они должны были быть реализованы идеальным образом, потому что тот механизм, который Путин описал в своей статье, он прекрасен. Я это серьёзно. Он позволил бы перевести дискуссию из эмоционального накала манежных площадей в конструктивное русло, когда люди боролись бы за сторонников, собирали подписи, делали попытки за попыткой, но в том случае, если бы люди видели, что это работает, что это честно и государству это нужно. Сейчас мы видим, первая и вторая инициатива не прошла, третья как будто бы прошла это инициатива Ванеева. Наша инициатива не прошла. Люди разочарованы. Самый распространенный вчерашний твит — это то, что российская Общественная палата сдулась. Люди перенесли своё разочарование не на чиновников, а на сам инструмент, который показал свою фальшивость. Он как-бы есть для галочки, а на самом деле он не работает.

И.ИЗМАЙЛОВ: Что нужно сделать, чтобы механизмы обозначенные президентом и сформулированные обществом по запросам начали работать? Чтобы чиновники начали слышать и работать над тем, о чем их просят.

В. ВАНЕЕВ: Например, наши коммунистические классики говорили, что даже наличие социализма и возможного будущего коммунизма не отменяет политическую конкуренцию, борьбу. Из того, что говорит Путин как грамотный образованный человек, как президент понимает, что целостность государства зависит от исполнения закона. Его законы направлены на то, чтобы власть слышала своих граждан.

И. ИЗМАЙЛОВ:Но есть иногда законы, которые растворяют в тысячу других законов.

В. ВАНЕЕВ: Ведь ещё Макиавелли говорил, что есть два типа людей, государственник, который за общее радеет и коммерческий человек. И говорил, что коммерческого человека нельзя приводить во власть. В данном случае Путин государственник, а те маленькие группы, которые извлекают огромные капиталы и выводят их на Запад, это коммерческие люди. Естественно, идёт конфронтация, борьба. Мы руководители, возглавляющие наши организации, я по совместительству еще депутат муниципального образования, являемся отразителями определенных чаяний рядовых граждан, определенных групп людей и мы эти чаяния, идеи, предложения должны донести до наших властей и самое главное, помочь президенту воплотить их в жизнь и соблюдать закон.

И.ИЗМАЙЛОВ: Такое ощущение, что хорошо было бы, чтобы все сразу забыли фамилию Путина и начали работать с чиновниками на местах.

П. ШКУМАТОВ: Могу поспорить. Вы знаете, что, как правило, жизнеспособные системы – это диктаторы, потому что когда нужно сломать одну систему и наладить работу, это всегда единоначалие.

И. ИЗМАЙЛОВ: Так иногда Путину звонят по горячей лини и говорят про ямы на дороге. Когда можно заставить своего чиновника на месте, чтобы он это сделал это его задача.

П. ШКУМАТОВ: Задача президента и нас как людей создать такие системы и процедуры, чтобы не Путин лично на прямом эфире раздавал детские площадки гражданам, а чтобы выделялись средства и мы сами решали куда и на что.

И.ИЗМАЙЛОВ: Правильно. У нас президент очень много внешней политикой занимается, в том числе и по своим прямым полномочиям.

П.ШКУМАТОВ: К сожалению, это защита государства. В этом он прав. В данном случае у нас на первом месте стоит угроза государству.

И.ИЗМАЙЛОВ: Так он по своим конституционным функциям и должен заниматься внешней политикой очень сильно, а чиновники решать на местах.

В. ВАНЕЕВ: А мы как народ должны его поддержать. Возвращаясь к Макиавелли, мигалка – это символ индивидуализма и раздутого эгоизма, некий символ того, что человеку, который едет в этой машине, глубоко наплевать на всех остальных вокруг.

В. ВАНЕЕВ: Хочу сказать, что нельзя замыкать все на Путина и говорить о том, что царь хороший, а бояре плохие. Как раз Путин и пытается скинуть с себя ярмо починки ям на дорогах и починки заборов путём создания инструментов, когда граждане могли бы контролировать чиновников разных уровней и воздействовать на них. Его задумка как раз и заключалась в том, чтобы граждане получили такую палочку, которой могли бы тыкать в чиновников разных уровней муниципального, регионального, федерального.

П.ШКУМАТОВ: Это называется гражданское общество.

И.ИЗМАЙЛОВ: Это логично. Это правильно.

П.ШКУМАТОВ: То есть мы сами разберемся. Все инициативы, которые выложены на РОИ подразумевают «товарищи, не мешайте, мы сами разберемся со своими проблемами». При этом многие инициативы, которые сейчас там присутствуют, идеальны, прекрасны, я бы за многие голосовал, но я не верю. Я понимаю, что потом эта замечательная распрекрасная инициатива, которая помогает гражданам решить свои проблемы самостоятельно, в итоге придет к 16 бюрократам, которые скажут, что она им не нравится и все будет спущено в трубу. Это категорически неправильно. Это полностью искажает идею Путина о том, что граждане могут получить хоть какую-то самостоятельность в важных вопросах. Повторюсь, что сто тысяч голосов это в два раза больше, чем нужно собрать американцам, чтобы их петицию рассмотрели на серьезном уровне. Причем в американском опыте нет такого, что группа экспертов отказала в прошении.

И.ИЗМАЙЛОВ: Петр, а Вы знаете что в Америке на выборах можно позвонить по телефону и сказать за что я отдаю свой голос, например, за Буша?

П.ШКУМАТОВ: А вы знаете почему? В 30-х годах, в годы великой американской депрессии выяснилось, что некоторые депутаты избирательных комиссий вошли в сговор с мафией и 30 председателей убили. Поэтому у них генетическая память того, что народ может свою позицию довести до логического конца и заставить власть с ней считаться, такой опыт у США есть. Поэтому там эти процедуры проще, у нас сложнее.

В. ВАНЕЕВ: Да неважно, сделали бы двести тысяч голосов. Главная мысль — от нынешней реализации проекта РОИ толку нет никакого. Те бюрократы, которым не нравиться, что у них отбирают мигалки, заставляют ездить на отечественных автомобилях, они все эти инициативы отвергают. То, что касается лично их или их бизнес интересов, они имеют возможность все усилия за год работы отвергнуть. При этом это оказывает депрессивное влияние на людей, так как на сайте РОИ вы увидите прекрасные, золотые идеи, за которые никто не голосует.

И.ИЗМАЙЛОВ: Например.

В. ВАНЕЕВ: Например, инициатива ответственности дорожных служб за ямы на дорогах. Ведь почему Путину звонят о починке ям, потому что чиновники не отвечают за последствия ДТП, которые произошли из-за наличия ям.

И.ИЗМАЙЛОВ: Так возникает вопрос. Насколько это нужно РОИ? Как Вы думаете насколько сегодняшние власти на местах и выше видят и чувствуют что хочет народ? Бесконечная история с зимним временем, инициативы с часовыми поясами, это ответ на то о чем говорят люди?

В. ВАНЕЕВ: Часовые пояса, время — это просто шум, чтобы отвлечь людей.

И.ИЗМАЙЛОВ: Насколько есть понимание того, что хотят люди без ста тысяч подписей.

В. ВАНЕЕВ: Понимание у власти есть абсолютно точно. Другой вопрос, что есть группы, которые эти понимания воплощают во благо государства, а есть группы, которые зная эти понимания, тормозят эти инициативы не препятствуя личным корыстным целям.

И.ИЗМАЙЛОВ: Должен вмешаться Путин?

В. ВАНЕЕВ: Мы должны поддержать. Здесь я с Петром не соглашусь, он как-то писсимистично к инструменту относится. Надежда умирает последней. Вы как лидер должны дать пример, поставить точные задачи и их воплощать. Я считаю, что систему, которая сейчас плохо работает нужно затачивать, нужно доконструировать. Нужен контроль. На сайте РОИ выставить регламент и голосовать. Давайте действовать так, давайте выходить оффлайн, общаться.

П.ШКУМАТОВ: На самом деле, говоря о том, что РОИ превратился в бесполезную пустышку, это и есть попытка изучить этот инструмент. В том виде, в котором он сейчас существует, когда уничтожается сто тысяч голосов наших граждан в никуда, он неработоспособен. РОИ должна существовать в том виде, в котором написал Путин. Возьмите, скопируйте и сделайте. Пока так не будет, работать это не будет. Пока мы не пройдем через разочарование первой версии, ничего не будет.

В. ВАНЕЕВ: Давайте примем за основу, будем дорабатывать и будем вместе создавать эту систему.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно согласен с гостями, и та и другая инициатива хороша, боюсь, что многие другие, которые не очень хороши могут набрать голоса. Это будет печально.

И.ИЗМАЙЛОВ: Какие, например?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не изучал. Но те, которые набрали сто тысяч, я поддерживаю.

И.ИЗМАЙЛОВ: «Если сексменьшинства соберут сто тысяч голосов, зачем такая демократия?», — sms-сообщение. Сто тысяч голосов – это же не окончательное принятие, а повод для рассмотрения на законодательном уровне.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я разделяю ваши мнения. Только вы слегка идеалисты. Те люди, которые спускают голоса в унитаз, пишут законы под себя. Система работать не будет. Есть мнение, что хорошие законы не работают. У нас законы где-то хорошие, а где-то их нет. У нас есть законы для этих людей, а не для народа.

И.ИЗМАЙЛОВ: В инициативе сбора ста тысяч голосов Вы видите перспективу?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это очередная инициатива поговорить, а воз будет стоять на месте, так как у нас власть неэффективна, потому что Путин плохо управляет своими ближними вассалами, которые управляют нижними. Необходимо пару высших чиновников привлечь к ответственности. Казнить, так сказать.

И.ИЗМАЙЛОВ: Казнить требуют.

П.ШКУМАТОВ: Это следствие того, что люди разочарованы. Правильно радиослушатель сказал, что нет закона на этих чиновников. За счет таких непрозрачных, нечетких процедур любая идея рассыпается. Что касается хорошего Путина и плохих бояр, опираясь на его идеальную статью, реализована она крайне плохо.

И.ИЗМАЙЛОВ: Радиослушатель тоже не соглашается. «Если общественную инициативу вдруг не приняли, это не значит, что демократии не существует».

П.ШКУМАТОВ: Есть пара инициатив, которым сбор подписей помог, но эти вопросы не касаются конкретных чиновников и их личных интересов. Это такая капля в море, что говорить о том, что это будет работать в принципе, не приходится.

В. ВАНЕЕВ: Петр, дорога начинается с первого шага. И давайте более конструктивно и более оптимистично идти. Мы понимаем, что проблем много. Последние 20 лет для нашего государства оставили печальные последствия. Давайте создавать государство. Мы сейчас живем в эпоху перемен. Давайте менять государство к лучшему. В поддержку Путина как депутат могу сказать «движение Путина сверху, а наше гражданское движение снизу, и мы когда-нибудь состыкуемся».

П.ШКУМАТОВ: Но как именно?

В. ВАНЕЕВ: С нашим позитивным и конструктивным настроем.

И.ИЗМАЙЛОВ: У нас недостаточно активности самих граждан по многим вопросам.

В. ВАНЕЕВ: Мои слова ложатся на ситуацию с Крымом, ведь Россия не предпринимала действий, не послала самолеты вертолеты, а вышли граждане все до одного, выступив против нынешних украинских властей, провели референдум.

И.ИЗМАЙЛОВ: Мы настолько же активны как крымчане или мы ещё сонные?

В. ВАНЕЕВ: Нам нужно проснуться.

Источник: сайт Русская служба новостей

Прослушать запись программы

Комментарии


Warning: Division by zero in /home/s776527/domains/vaneev.su/public_html/wp-includes/comment-template.php on line 1453

Комментарии закрыты.

© Ванеев Вячеслав Владимирович 2000—2020. Сайт является средством массовой информации. 18+. Мобильная версия: При использовании материалов указание источника "Вячеслав Ванеев, ваш депутат - с вашей улицы" и гиперссылка на http://www.vaneev.su/ обязательны.